ОРИЕНТИР

Фонд поддержки добровольного переселения соотечественников

01 Июня 2019, 12:00

Сытный спрут. Как петербургский бизнес зарабатывает на мигрантах

Успешность ресторанной отрасли — не только показатель благосостояния граждан. Она дает толчок другим сферам, причем не только связанным с производством продуктов или поставкой напитков. Неизбежные издержки помогает сократить более дешевая рабочая сила. Чаще всего это мигранты, оформление пребывания которых в Петербурге — сложившаяся индустрия и прибыльный теневой бизнес (см. "ДП" № 60 от 25.04.2019).

Исследование, проведенное "ДП", показало, что спустя 3 года после ареста Дмитрия Михальченко часть созданной им империи, ориентированная на монетизацию процесса легализации мигрантов, хоть и перешла в другие руки, но продолжает развиваться, принося своим новым хозяевам и аффилированным с ними лицам огромные барыши. По самым скромным подсчетам — 6 млрд теневых рублей в год. По другим данным, объемы рынка доходят до 25 млрд рублей.

Главная фишка этой теневой империи — совпадение до полного смешения функций государственных органов и коммерческих организаций, которым на откуп отдается работа по приему и легализации мигрантов. Однако, как показывает практика, и сами коммерческие пользователи оформившихся легализационных каналов начинают задумываться о монетизации знания о том, как это работает, — с явной выгодой для себя. Однако приносить доход эта история может только в одном случае: если органы власти закрывают на нее глаза.

В середине мая в Петербург прибыла начальник Главного управления по вопросам миграции России Валентина Казакова (на фото). Визит связан с итогами федеральной проверки петербургской полиции. Был выявлен, в частности, факт создания условий, "при которых десятки тысяч иностранных граждан незаконно находятся на территории РФ". В зоне пристального внимания силовиков теперь оказались не только их коллеги, но и бизнесмены, выступающие мотором всей миграционной схемы.

Если в мире физических явлений действует закон сохранения энергии (в одном месте прибавилось — в другом обязательно убудет), то в сфере бизнеса одна из главных потребностей — сокращение издержек. И зачастую основная статья, которая попадает под оптимизацию, — кадры. Особенно это проявляется в отраслях, где сотрудники в прямом смысле — лицо компании. Анализ вакансий одной из крупных ресторанных групп, размещенных на известном job–сайте, по всей видимости, подтверждает связь между кухней и сотрудниками. Но не известную выгоду для работников ("поближе к кухне, подальше от начальства"), а скорее для работодателя: "подальше от клиента — меньше цифры в зарплатной ведомости".

Весьма затратная категория персонала — официанты: предлагаемая зарплата — от 40 тыс. до "от 100 тысяч". От будущих работников ждут и "вежливости", и "грамотной, хорошо поставленной речи". Редко когда в описании вакансии специально упоминается, что эта речь должна быть именно русской. Видимо, самоочевидно, что официант не должен быть "мечтой ксенофоба". А вот поварам правильная речь, судя по всему, ни к чему. Но им необходимо быть в состоянии понять "старшего по званию" на кухне, так что более чем в половине вакансий требуется знание русского языка — на уровне родного, свободное или просто владение им без какой–то конкретизации (к слову, в требованиях к су– или шеф–поварам про русский — вообще ни слова). Но зато и предлагаемая зарплата зачастую меньше официантской.

А для обслуживающего персонала русский — вообще, похоже, не главный навык, в конце концов, уборка помещений и мытье посуды особых коммуникаций не требуют. Так что неудивительны следующие объявления. "В рестораны (разные районы города) требуются уборщицы и посудомойщицы. Помогаем с оформлением иностранцам", — сообщает, например, осенний пост в группе "Работа в Ginza Project" в соцсети "ВКонтакте". Указанный в объявлении контакт используется ООО "Гинза Стаф".

"Наша группа — сеть самостоятельных юридических лиц (ресторанов), работающих по франшизе Ginza. Рестораны принимают на работу иностранных граждан с оформленными документами. Но юридические лица могут пользоваться услугами кадровых агентств", — пояснил "ДП" Вадим Лапин, до середины 2018 года являвшийся совладельцем этой, а также других компаний, управляющих ресторанами группы Ginza (сейчас совладелец компании — его сын Марк Лапин). Точно так же ответили на запрос "ДП" в самой группе компаний.

Высшие силы

В современной России у многих бизнесменов вошло в практику в начале больших проектов заручаться благосклонностью высших сил, освящая офис, объект или закладной камень. Но благословение священника — не 100%–ная гарантия успеха и поэтому не совсем обязательная опция.

Куда более верный признак успешных проектов, связанных с предоставлением услуг, где последнее слово за контрольными или правоохранительными органами, — близкие, почти (или в полном смысле) родственные отношения. Крепкие браки, опять же, основаны на общности жизненного опыта, круга общения, интересов и увлечений. То есть лучше себя друг с другом чувствуют люди из одной системы или хотя бы соприкасающихся сфер. Неудивительно, что врачи женятся на врачах, а у сотрудников правоохранительных органов обычно лучше складывается с себе подобными или "смежниками", например, из судебной системы.

По некоторым данным, Евгения Боричева карьеру могла начать именно в ней. А ее супруг — по одной из версий — работает в УФСБ по Петербургу и Ленобласти на руководящей должности и курирует, в частности, Василеостровский район. Впрочем, на момент подготовки материала ответа на запрос в УФСБ о том, работает ли там Боричев, получено не было.

Как показала история краха Дмитрия Михальченко, выходцы из правоохранительной системы легко вписываются в бизнес по легализации мигрантов. Но эффективной эта система будет только до тех пор, пока государство смотрит на нее сквозь пальцы.

C76440D4-F149-4B26-86EB-8490594CBF5E.png

Интернет-приемная

Часы работы:
   24 часа в сутки
   7 дней в неделю

Прочитать ответы

Обратная связь

Ваше мнение имеет значение!

Отправьте нам свое мнение по поводу работы нашего сайта и мы обязательно его рассмотрим.



© 2016 "ОРИЕНТИР"